Das ist Berlin

Рассказ о первом знакомстве с районом Prenzlauer Berg
Мне бы хотелось рассказать вам про Берлин. Про мой личный Берлин. Я ни в коем случае не претендую на историческую достоверность. Просто за эти несколько лет в этом городе у меня появились любимые места и мне стало интересно узнать про них и рассказать об этом вам.
Впервые я приехала в Берлин в октябре 2016 года. Надо сказать, что первая моя поездка была несколько суматошной и специфической - я ходила с детьми по разным музеям, в зоопарк, на детские площадки и Берлин видела только мельком и на бегу - не было времени одной погулять. Однако в этот свой первый приезд я сразу увидела все основные достопримечательности – Marienkirche, Alexanderplatz, Brandenburger Tor (Брандербургские ворота), Potsdamer Platz, Museumsinsel (музейный остров), Berliner Dom (Берлинский собор), Gedächtniskirche (церковь кайзера).
В Берлин я сразу и моментально влюбилась, но не за все эти памятники архетиктуры, а просто потому, что он восхитил меня своей особой атмосферой некой неприкаянности и какой-то что-ли двоякостью – у меня сразу возникла такая ассоциация, что Берлин - это как комната, в которой живут два подростка: один – тихий и аккуратный мальчик, а второй – пофигист, бунтарь и панк. И они как могут, делят свою комнату, хоть это и довольно сложно, и выглядит зачастую странно, однако не лишено некоей прелести. Например, можно идти вдоль довоенных аккуратных домиков, таких тихих и чудесных, перейти дорогу и сразу оказаться в страшном заплеванном темном переходе. Но сегодня я хочу рассказать не об этом.

Самые знаковые и известные места Берлина:
Берлинский собор, музейный остров, Мириенкирхе, Брандербургские ворота, церковь кайзера.
Фото: Руслан Сухушин
Начнем мы с района Пренцлауер Берг
Как известно, после Второй мировой войны Берлин был разделен на четыре оккупационных сектора. Французский, британский и американский - все вместе они составляли Западный Берлин. И советский сектор – Восточный Берлин. В каждом из них были свои районы, в Восточном Берлине изначально их было восемь (затем количество увеличилось до одиннадцати). Нас интересует три района Восточного Берлина - Митте (Mitte), Пренцлауер Берг (Prenzlauer Berg) и Фридрихсхайн (Friedrichshain). Начнем мы с района Пренцлауер Берг.
Карта Берлина после раздела на оккупационные зоны
Источник: Википедия
Я считаю, что настоящее мое личное знакомство с Берлином началось с Prenzlauer Allee. Это первое место в городе, где у меня была пусть и небольшая, но все-таки чудесная возможность погулять в одиночестве. Времени на эти прогулки было не очень много – всего два часа по субботам (и то если мой приезд выпадал на субботу), поэтому я не могла хорошенько исследовать весь район Prenzlauer Berg (и до сих пор, кстати, этого не сделала), а ограничивалась только прилегающими к Prenzlauer Allee улицами (от одноименной станции метро до старого кладбища). Но и этой малости мне хватило, чтобы абсолютно влюбиться в Пренцльберг, как говорят берлинцы.
Для начала, наверное, надо рассказать, что это вообще за район такой. Насколько я могу судить из источников, до двенадцатого века особых упоминаний об этом месте нет. Была тут холмистая местность и конечно, это не было никаким Берлином. Пренцлауэр-Берг расположен на выступающем склоне, возвышенности Барним. Поговаривают, что раньше в этих местах были виноградники, песчаные холмы хорошо подходили для этого и можно сказать, что у Берлина есть своя винодельческая история. Все началось в 1133 году, когда с подачи Альберхта Медведя, тогда будущего марграфа Брандербургской марки (которую он сам же и основал), монахи-премонстранты (католический монашеский орден, учрежденный в 1120 году в аббатстве Премонте) посадили на холмах виноградники.

Памятник Альбрехту Медведю в цитадели Шпандау. Печать Альбрехта Медведя, маркграфа Бранденбурга.
Источник: Википедия.
Так продолжалось до 18 века, однако во время третьей фазы так называемого малого ледникового периода эта история для виноградников закончилась из-за ледяной зимы 1740-41 годов. Хотя я слышала, что сейчас снова высаживаются виноградники и делается вино для частного использования.
Развитие Пренцлауэр Берг, тогда еще пригорода Берлина, началось только в 18 веке, до этого не было никаких исторических поселений. Примерно в середине 18-го века около 30 ветряных мельниц было построено в непосредственной близости от города Берлина. Вообще место раньше называлось Windmühlenberg – то есть дословно – гора ветряных мельниц.
Гора ветряных мельниц. Рисунок около 1800 года.
Источник: Википедия
Ворота обычно назывались в честь ближайшего крупного города или поселения
В 1734-1737 годах при короле Пруссии Фридрихе Вильгельме I вокруг Берлина появилась деревянная стена с 14 воротами, известная как "акцизная стена".
Акцизная стена не имела военного значения, а использовалась главным образом для контроля за торговлей: акциз, тогдашний прямой налог на потребление импортируемых товаров, собирался у 14 таможенных ворот (потом добавилось еще четверо). Ворота обычно назывались в честь ближайшего крупного города или поселения. Стена должна была предотвратить как контрабанду товаров, так и дезертирство солдат из берлинского гарнизона. Весь трафик из/в город контролировался. Евреям разрешалось входить в город на севере только через Розенталер-Тор (а с 1750 года и через Пренцлауер-Тор), а на юге – только через Халлеш-Тор и они обязаны были регистрироваться. Территория за пределами Берлинской акцизной стены была в основном неразвитой до начала 19-го века.
Площадь перед Пренцлауер Тор около 1847 года, Генрих Оливье
Источник: Википедия
Первыми, кто массово заселил район Пренцлауер Берг были мертвецы. Хотя я думаю, что какие-то поселения были, коль были мельницы. Но так или иначе 27 июля 1802 приходами Мариенкирхе и Николаскирхе сразу за городской акцизной стеной на месте бывших виноградников было открыто кладбище. Как известно, в 19 веке в Европе свирепствовала холера, так что новые места для захоронений были необходимы. В 1814 и 1847 годах кладбище было значительно расширено. Оно существует и до сих пор и называется теперь Старое кладбище Св. Марии и Св. Николая. Подробнее о нем я расскажу в следующий раз.

Главный вход с рельефом Эрнеста Венка.
Первая фотография: Википедия. Вторая фоторгария из личного архива
Я бы не не мучила бы вас этими подробностями, но мне кажется это важно с точки зрения понимания дальнейшего развития этого района
19 ноября 1808 года в Пруссии был принят новый городской порядок. Согласно этим городским правилам, окрестности города оставались независимыми, но должны были жить по городским законам и платить налоги.
Затем началась какая-то чехарда. Грянула реформа Штейна и Гарденберга. Если коротко – свободное приобретение собственности, свобода брака, свобода выбора профессии. Реформа была неплоха, но как выяснилось – не для всех крестьян. Этот указ облегчал решение земельного вопроса только для наследственных и зажиточных арендаторов, для пожизненных арендаторов было сделано очень мало. Значительная же часть срочных арендаторов была совсем лишена земли и перешла на положение батраков. Крестьянам была предоставлена бесплатная земля, если они либо отдавали половину своей площади, либо давали половину годового дохода. Таким образом мелкие фермеры не имели шансов выжить экономически. Либо их поля, потеряв половину площади, становились слишком маленькими, чтобы еще можно было вести хозяйство, либо им приходилось платить большие деньги. Многие крестьяне разорялись и вынуждены были закладывать свои земли более богатым фермерам. Таким образом основными владельцами земли в этом районе стали три семьи: Грибенов, Бюттнер и Бетцов , которые теперь вместе владели более чем двумя третями территории.
Я бы не не мучила бы вас этими подробностями, но мне кажется это важно с точки зрения понимания дальнейшего развития этого района. То есть из-за этих реформ район стал развиваться не как сельскохозяйственный, а как промышленный. Области на северо-востоке Берлина, которые составляют Пренцлауэр Берг сегодня, в 1829-1831 стали считаться областями, принадлежащими городу Берлин. Первая карта с указанием границ области датируется 1840 годом.
Карта 1840 года.
Источник: Википедия
В последующие после реформы годы мелкие фермеры в основном специализировались на дальнейшей переработке аграрной продукции. Но постепенно сельскохозяйственные угодья превращались в земли под строительство. Королевские мельницы были проданы в 1826 году помещичьей семье Бетцов. Количество частных ветряных мельниц на так называемой "горе ветряных мельниц" (ныне между Шенхаузер-авеню и Пренцлауэр-авеню) временно увеличилось. Был создан ряд заводов по производству шнапса.
Гора ветряных мельниц
Источник: stadtmuseum.de
Население города неуклонно росло, границы города расширялись, строились дороги и заводы. В середине 19-го века Преренцлауер начал потихоньку застраиваться домами.
Постепенно мельницы прекращали свою работу – наступала эра пивных заводов. Последние две ветряные мельницы сгорели в 1872 году. Развитию пивоваренного бизнеса способствовало качество воды в районе и подземный толстый слой глины, который позволял делать "естественные" холодильники. Таким образом к середине 19-го века Пренцлауер стал одним из самых главных мест по производству пива (к 1920 году в Пренцлауре было 20 пивоваренных заводов).
Пивоваренные заводы не только давали рабочие места, они также формировали облик района.
Пивоваренный завод Bötzow-Brauerei в 1900 году. Вход на завод.
Источник: Википедия
Пратер в районе Пренцлауер Берг является старейшим пивным садом в Берлине
Постепенно территрория вокруг пивоваренных заводов обрастала забегаловками, кегельбанами и закусочными. Пратер в районе Пренцлауер Берг является старейшим пивным садом в Берлине. Первоначально он был основан как пивной бар в 1837 году. В 1852 году семья Калбо приобрела и расширила здание и таким образом Пратер превратился в популярный ресторан для досуга и развлечений, где также устраивались театральные и эстрадные представления (театр Пратер).
Пивной сад Пратер работает до сих пор.
Словом, район начал активно расширяться, строились дороги, станции городской электрички, больница, церкви. К конце 19-го века это был вполне уже развитый и обжитой район, заселенный преимущественно рабочими заводом и фабрик, а так же скотобойни, построенной в Пренцлауер, прямо на границе с Фридрихсхайн и Лихтенберг.
В 1920 году вошел в состав Большого Берлина. В то время район назывался Пренцлауер Тор и через год был переименован в Пренцлауер Берг. Был отдельным самостоятельным районом до 2001 года. Сейчас является частью административного округа Панков.
Закусочная в Пренцлауэр Берг, вторя половина 19-го века. Пивной сад Пратер, май 1960 года. Пивной сад Пратер, 1996 год. Источник: Der Tagesspiegel

PRENZLAUER ALLEE STATION

Но вернемся, пожалуй, к рассказу о моем Берлине. Итак, все началось со станции. Мы приехали с Аней в художественную школу, на станцию S-Bahn, которая так и называлась - Prenzlauer Allee. Вот, что я увидела на выходе и что почему-то меня совершенно очаровало. Я даже обернулась, чтобы сфоторгафировать и сразу поняла - мне тут будет интересно. Правда-правда, такое вот чувство возникло и оно меня не подвело.

Вестибюль станции S-Bahn Prenzlauer Allee.
Фотография из личного архива
Станция была открыта первого мая 1892 года. Одна из станций Ringbahn (кольцевая линия городской электрички). Довольно типичная постройка для того времени. Здание с пятью арочными входами построено из так называемого клинкерного кирпича (клинкерный кирпич сделан из особого вида глины). Такие кирпичи обжигаются при высоких температурах 1100 - 1300 градусов. Этот способ делает кирпичи очень прочными. Особые виды обжига и разные минеральные добавки позволяют получать кирпичи разного цвета от желтого (например, из такого был построен Anhalter Bahnhof) до зеленоватого (обжиг с торфом). В конце 19-го века использовался для строительства вокзалов, школ, мостов и даже для канализационных коллекторов, так как эти кирпичи не отсыревают. Название свое получили от того, что при ударе друг об друга возникает высокий звук - клинк!). К сожалению, старых фотографий мне найти не удалось. Станция была повреждена во время Второй мировой войны, но в отличии от многих других станций в этом районе не была снесена, а отреставрирована, сохранив свой исторический облик.
Станция Prenzlauer Allee. Вторая половина 60-х.
Источник: Википедия; Der Tagesspiegel
Немного современных фотографий из личного архива, сделанных в 2017 году. Очень красивая станция.
Станция Prenzlauer Allee.
Фото: личный архив; Руслан Сухушин
В процессе подготовки этого материала я много и долго искала разные фотографии и информацию и внезапно натыкалась на какие-то новые и новые подробности, о которых не имела раньше никакого представления. Так часто бывает – когда история полностью поглощает и находятся новые интересные факты. И повествование полностью меняется на ходу. Так получилось и сейчас. Я искала фотографии обратной стороны здания станции Prenzlauer Allee и нашла их, но на нескольких фото на заднем плане было странное сооружение. Оказалось, что это один из газометров, построенных еще в конце 19-го века.
Станция с обратной стороны и газометр на Dimitroffstraße, 1980.
Фотография: Rolf Ebberg
Когда-то на Dimitroffstraße (сейчас Danziger Straße) было три газометра. Они были построены в 1873 году. Резервуары для хранения газа были частью газового завода, открывшегося сразу за городскими воротами, на котором производился газ для освещения, приготовления пищи и отопления. Таким образом эти три газометра снабжали берлинцев газом и коксом более ста лет.
Против закрытия никто не возражал, а вот против сноса возражали многие
В начале 1980-х студенту-архитектору поручили подумать о дальнейшем использовании газометров. Так появились планы первого музея техники в ГДР. Но все оказалось иначе.
В 1981 году было принято окончательное решение об их закрытии, так как, конечно, они здорово загрязняли окружающую среду. Против закрытия никто не возражал, а вот против сноса возражали многие. Активисты предлагали оставить сооружение, как памятник архитектуры, сделать там кинотеатр, культурный центр. Но протесты ни к чему не привели и в 1984 году газометры взорвали. Кстати, говорят, что частные съемки этого эпохального события были запрещены.
Взрыв последнего газометра 28 июля 1984 года.
Источник: Википедия
У властей ГДР на эту землю были свои планы. На месте газометров построили высотные многоквартирные дома, разбили парк, установили пятидесятитонный памятник Тельману. В честь него парк и назвали.
На территории парка находится планетарий Цейса. Был открыт 9 октября 1987 года в рамках празднования 750-летия Берлина. Он и поныне и считается одним из лучших музеев науки в Европе.

IMMANUELKIRCHE



А теперь я расскажу вам про свою любимую кирху, Immanuelkirche. Дело было ярким ноябрьским днем. Мы с Аней вышли из трамвая под звон колоколов (оказалось, что они чуть ли не каждые пятнадцать минут звонят, ну может я и преувеличиваю, но часто), прошли мимо этой громадины со статуями четырех апостолов и я почему-то моментально влюбилась в эту кирху. Кажется, я тогда сфотографировала ее со всех сторон.

Immanuelkirche.
Источник: Википедия
И каждый раз, когда я после этого оказывалась в Берлине и по субботам возила Аню на рисование в этот район, всегда почему-то были пасмурные, холодные и дождливые дни, и я два часа нарезала круги по всем окрестным дворам и путь мой всегда начинался от этой точки. Я проводила рукой по чугунной ограде, но никак не могла попасть внутрь – только колокола отбивали каждые полчаса и статуи несли стражу на своих портиках. Церковь открывалась в 12 – в это время я уже везла Аню домой.
Фото: Руслан Сухушин
- Подождите! Не уходите! Вы же еще не видели самое главное – орган!
Однажды, воскресным мартовским утром, нам посчастливилось. Это была первая наша совместная туристическая поездка в Берлин и конечно я, уже на правах знатока Берлина, показывала Руслану свои любимые места в горед и первым делом мы поехали в Пренцлауэр Берг. На наше счастье и к нашей радости, церковь оказалась открыта.
В церкви не было ни одного человека, кроме смотрителя, который любезно пригласил нас внутрь. Мы слегка оробели и зашли, смотря по сторонам. Руслан с ращрешения смотрителя немного пофотографировал, я просто сидела и смотрела на витражи – был яркий солнечный день и смотреть можно было бесконечно – очень красиво.
Почему-то мынемного оробели и постеснялись ходить и все рассматривать, поэтому мы еще чуть-чуть потоптались на пороге в полной тишине и хотели уже было уходить, как служитель вдруг остановил нас и сказал:
- Подождите! Не уходите! Вы же еще не видели самое главное – орган!
И провел нас к алтарю. Мы развернулись, и действительно – прямо над главным входом была площадка, на которой стоял орган. Мы сказали: — Вау!
Внутри Immanuelkirche.
Фото: Руслан Сухушин
Орган для Immanuelkirche сделан Вильгельмом Зауэром. Он был передан общине Иммануила незадолго до освящения церкви. Орган представляет собой чрезвычайно редкий образец романтического искусства органостроения.
В 1903 году началась почти 70-летняя абелевская эпоха церковной музыки при церкви Иммануила, в которой канторами работали Рихард Абель, а позже его сын Отто Абель.
Когда Отто Абель, с 1930 года органист и кантор церкви Иммануила, вернулся домой из французского плена в июле 1946 года, он в первую субботу после возвращения написал письмо – "Воссоединение с органом":

«(…) Я жадно открываю консоль, которая снаружи стала немного шероховатее, чем была, из-за брызг фосфора и строительной пыли. И о чудо, внутри сверкающая полировка изысканного экзотического дерева, пестрое разнообразие клавиш и кнопок, все сверкающее, торжественное великолепие органа все так же нетронуто и прекрасно, как когда-то. Далее следует нерешительное, выжидательное рукопожатие с дорогими старыми знакомыми. Это ты или не ты? Я осторожно прикасаюсь к клавишам».

(Источник: http://kirchengeschichtepberg.de/musik-in-immanuel)


А вот так в звучит орган. Послушайте, это очень красиво.

Перед тем, как уйти, мы остановились, чтобы поболтать со служителем. Он сразу понял, что по-немецки мы не говорим и сообщил нам, что может немного говорить по-английски и по-норвежски. Мы скромно сказали, что с английским у нас тоже не очень, не говоря уж про норвежский и что мы из Москвы. Он очень обрадовался тому, что мы москвичи и стал говорить с нами на смеси немецкого, английского и русского. Оказалось, что в свое время побывал в Питере, Москве, Смоленске и Минске. Мы еще немного поболтали, Зигфрид сказал нам, что кирха была построена за один год (правда мы в это не очень то и поверили, а зря). На прощанье мы пожали друг другу руки и обнялись. Кстати, примерно года через полтора, когда я очередной раз слонялась вокруг церкви, я увидела Зигфрида, который сидел на крыльце и грелся на солнышке. И заметив меня, поздоровался. Нет, конечно он вряд ли меня узнал, к тому же в Берлине это обычное дело – здороваться со всеми, но мне было приятно.
Это было по-настоящему здорово – и знакомство с прекрасным Зигфридом, который попросил нас расписаться в книге для гостей и то, что мы попали внутрь и смогли все увидеть своими глазами.
Мы с Зигфридом сфотографировались на память
Фото: Руслан Сухушин
История Иммануилкирхе с ее 68-метровой башней началась в 1891 году. К конце 19-го века, приход церкви Святого Варфоломея (о ней я тоже расскажу когда-нибудь), расположенной в Кенигсторе (место неподалеку. Кстати, там тоже были одни из ворот акцизной стены) вырос настолько, что для активно развивающегося района вдоль Пренцлауер Аллее требовалась своя отдельная церковь. Шефство над этим проектом взяла на себя императрица Августа Виктория. Семьи крупных землевладельцев Бетцов (мы о них говорили выше, им перешли королевские мельницы и принадлежал пивной завод) предоставили необходимые земли под застройку. Затраты на строительство, которые в то время составляли 300 000 марок, взяла на себя соседняя община церкви Святого Георгия.
В то время уже вокруг было построено довольно много новых домов, хотя я читала, что когда церковь была открыта в 1893 году, она чуть ли не в чистом поле стояла. Не знаю, не очень то верится в это.
Вот так выглядела Иммануилкирхе около 1900 года.
Immanuelkirche в 1900 году.
Источник: Berliner Woche
Здание было спроектировано архитектором Бернхардом Кюном. Он сделал проект здания из красных клинкеров в неороманском стиле, что было типично для церквей, построенных в это время в Берлине. В башне высотой 68 метров с восьмиугольным остроконечным шпилем находятся три колокола из литой стали, изготовленные на металлургическом бохумском заводе в 1892 году.
Строительство началось в 1891 году, а первый камень в фундамент был заложен на следующий год.
Открытие состоялась в присутствии кайзера Вильгельма II и его жены Августы Виктории 21 октября 1893 года.
Рисуноки Bernhard Kühn. Источник: europeana collections.
Фотография начала 20-го века.
Источник: Berliner Woche
У основания башни расположены статуи четырех евангелистов (Матфей, Марк, Лука и Иоанн). Для тимпана (часть стены над дверью или окном, обрамлённая аркой) художник Пол Мон разработал большую цветную мозаичную картину, сделанную компанией Puhl & Wagner, с изображением благословляющего Христа.
Фото: из личного архива; Руслан Сухушин
надеюсь, вино и ковер тоже удалось раздобыть
Электрическое освещение было установлено в здании церкви в 1906 году.
В 1944/1945 годах церковная башня, крыша и потолок нефа, окна хоровой апсиды и крыша башни были сильно повреждены в результате воздушных налетов и боевых действий. Мародеры стащили вино для причастия и большой ковер. Однако все повреждения удалось устранить вскоре после окончания войны (надеюсь, вино и ковер тоже удалось раздобыть).
Во времена ГДР церковь не была закрыта.
Свадьба в Immanuelkirche, 1968 год.
Источник: Bundesarchiv
Когда мне казалось, что я уже закончила свой рассказ про эту кирху, оказалось, что в ней был пастором Йоханас Шварцкопф. И я думаю, что должна о нем немного рассказать.
Прежде всего известен тем, что дружил и поддерживал скульптора Эрнста Барлаха. В 1925 году Шварцкопф был назначен пастором Гюстровского собора и убедил Барлаха создать мемориальную скульптуру. Скульптура «Парящий ангел» была создана для собора в Гюстрове в 1927 году и посвящена страданию матерей, потерявших детей в годы Первой мировой войны.
Черты лица ангела повторяют облик художницы Кете Кольвиц, чей сын погиб через несколько дней после начала Первой мировой войны. С самого начала Шварцкопф защищал работу Барлаха. Однако в 1937 году работы скульпторы были изъяты из музеев, церквей и других общественных мест и осуждены как «дегенеративное искусство» . Преемник пастора Шварцкопфа в Гюстрове, германский христианский государственный суперинтендант Фридрих Кентман настоял на удалении мемориала из церкви. Скульптура была изъята и переплавлена для производства оружия. Позже по сохранившемуся гипсовому оригиналу были воспроизведены две скульптуры: для Кельна и для Гюстрова.
Скульптура «Парящий ангел». Источник: Википедия.
Фотография Эрнста Барлаха. Источник: www.radiorus.ru
Сам же священик "за вероломство, принижение национал-социалистического государства и отступление от национальных принципов" несколько раз был арестован, отстранен от служения. В июне 1934 года он вместе с шестью другими пасторами (Готфридом Хольцем, Хеннингом Фаренхаймом, Хансом Вернером Охсе и Кристианом Бергом из Бойзенбурга, Виктором Витроком из Шверина и Вальтером Пагелем из Ростока) был приговорен к четырем месяцам лишения свободы, но в результате общей амнистии помилован.
1 мая 1937 года он был назначен пастором в Иммануилкирхе. В Берлине, помимо своей общественной работы, он оказывал помощь угнетенным евреям и христианам, пострадавшим от Нюрнбергских законов. В 1937 году он был ненадолго задержан и помещен в тюрьму. Дальнейшие аресты произошли в 1938 и 1939 годах. Судебный процесс в марте 1939 года закончился оправдательным приговором. Во время Второй мировой войны помощь Шварцкопфа для преследуемых усилилась. Многие преследуемые находили убежище в приходских домах, куда прятал их Шварцкопф.
В 2018 году на территории Иммануилкирхе установлена памятная доска пастору Шварцкопфу.

WASSERTURM



Самые старые водонапорные башни Берлина. Если стать спиной к Immanuelkirche, перейти дорогу и пойти прямо по Knaackstraße, то справа можно будет увидеть толстую кирпичную башню в шесть этажей. Это одна из самых старых водонапорных башен Берлина.

Во время очередных моих блужданий по Берлину а шла по осенней Knaackstraße, смотрела по сторонам на субботнюю неспешную жизнь берлинцев – они гуляли с детьми, возвращались с ярмарок или сидели за столиком на улице с чашкой кофе и сигаретой. Одуряюще пахло свежей выпечкой. Под ногами у меня шуршали листья, целый ворох желтых и красных листьев, которые никто не убирал и от этого было радостно идти – как в детстве. По обыкновению я шла и смотрела во все стороны, боясь пропустить что-то интересное и вдруг увидела странный круглый дом и подумала – любопытно, что это такое? Вокруг было очень красиво – осень, листья, люди, субботний день, лестница и это здание и вот я поднялась по ступеням и прочитала на стенде, что оказывается этот круглый дом – водонапорная башня, в которой теперь живут люди.
Водонапорная башня на Knaackstraße. Фотографиии из личного архива.
Берлинцы прозвали ее "Толстый Герман"
История этой системы водоснабжения началась середине 19 века. На бывшей мельничной горе между Белфортером, Диденхофером, Колмарером и Кнаакштрассе в 1856 году была введена в эксплуатацию высокая узкая башня с резервуаром для воды. А началось все с того, что король Пруссии Фридрих Вильгельм IV издал в 1852 году указ об обеспечении города водопроводом. После этого правительство поручило английской фирме Fox&Crampton позаботится о канализации и водоснабжении Берлина. В 1856 году английский инженер Генри Гилл построил открытый резервуар для чистой воды, вместимостью 3000 кубометров и водонапорную башню, высотой в 20 метров.
Но район продолжал развиваться и воды не хватало. Поэтому в 1877 году в нескольких метрах от старой башни была построена еще одна тридцатиметровая башня и два машинных отделения. Берлинцы прозвали ее "Толстый Герман".
И действительно, башня была довольно необычная. Вильгельм Фольхеринг спроектировал круглую башню со встроенным высоким резервуаром на 1200 кубометров очищенных грунтовых вод. В её центре находилась система хранения воды. Вокруг этой системы, прямо в башне, находились квартиры для сотрудников, обеспечивающих работу водонапорных башен.
Рисунок 1856 года. Источник: Berliner Woche.
Схематичные изображения башен. Источкики: www.foerderband.org и www.blog.inberlin.de
Также были построены машинные отделения и второй значительно более крупный закрытый глубокий резервуар. Старый бассейн был перекопан (ныне это небольшой водоем). Новая водонапорная башня и насосные дома вместе со старой башней и открытым резервуаром для хранения воды обслуживали всю северную часть Берлина. Верхняя часть толстой башни была надстроена в 1905 году, но я к сожалению, не знаю, с чем это связано.
Для снижения давления башня была спроектирована таким образом, чтобы вода, поступающая из резервуара проходила специальную систему сообщающихся камер, через которые она текла, теряя свой напор.
Однако используемая система вскоре устарела и поэтому старая башня и машинное отделение прекратили свою работу в 1914 году. А "толстый Герман" оставался в эксплуатации до 1952 года.
Рисунок башни без/с надстройкой. Внутри башен.
Фото: www.blog.inberlin.de
Проект благоустройства территории вокруг башен изначально был спроектирован в 1914 году. Год спустя главный ландшафтный архитектор Берлина Альберт Бродерсен устроил на территории вокруг водонапорной башни „Schmuckplatz" (дословно - украшение, ювелирная площадь, но на самом деле я так понимаю, что это много различных клумб, сад).
В 1928 году здесь появилась первая детская площадка.
Место отдыха, 1928 год.
Источник: Berliner Woche
В последующие десятилетия система водоснабжения использовалась по-разному. Народная кухня для бедных, различные ремесленные предприятия, санаторий. Самая печальная глава в истории этого места: в 1933 году нацисты СА (штурмовики НСДАП) построили здесь один из первых временных концентрационных тюрем. Тут источники дают разную информацию – в одних говорится, что тюрьма была в подвальных зданиях одной из башен, в других – что она находилась в одном из машинных отделений. Но как бы то ни было, без суда и следствия там были расстреляны евреи, коммунисты, социалисты. Точная цифра неизвестна. Учитывая, что в Пренцлауре была довольно большая еврейская община и в то же время он считался рабочим районом, можно только догадываться о количестве жертв. Но в 1934 году СА и сама переживала не лучшие времена и тюрьма была закрыта (по другим источникам тюрьма существовала с марта по июнь 1933 года). Об этой темной главе в истории Wasserturm напоминает мемориальный стенд на территории, установленный в 1981 году.

Памятная табличка.
Источник: Википедия.
В дальнейшем скрытые под землей помещения использовались в разные годы как склады, мастерские, бомбоубежище. Позже в глубоких резервуарах водонапорной башни рыбоперерабатывающая компания хранила свои товары.
В начале 90-х годов в районном управлении возникла идея перестроить подземные хранилища воды в культурный центр с библиотекой. Но огромные затраты, необходимые для реализации проекта, быстро свели на нет все задумки. Однако начиная с 1992 года подвалы неоднократно использовались для разных художественных проектов.
Внутри "Толстого Германа" и узкой бащни. Фотографии: Christian Muhrbeck.
Концерт в башне.
Фото: Barbara Fuchs
Территория вокруг башен также менялась со временем. Осенью 1934 года общежитие СА, находящиеся в одном из машинных отделений, было расформировано и начато переустройство территории в общественную зеленую зону. В результате этого машиностроительное отделение было взорвано в июне 1935 г. Торжественное открытие сквера состоялось в 1 мая 1937 года.
„Schmuckplatz " была восстановлена в 1976 году по заказу тогдашнего районного садоводства Пренцлауэр-Берг. Сегодня на месте машинного отделения находится детская площадка.
Реконструкция общей площади 19 500 квадратных метров, которая сегодня называется Wasserturmplatz, была завершена в 2007 году. При поддержке венских виноделов здесь был заложен небольшой виноградник. Кроме того было посажено 15 000 кустов роз и еще 10 000 деревьев. Таким образом, вся территория вокруг водонапорных башен является прекрасным местом для прогулок и отдыха.
В самой водонапорной башне до сих пор есть квартиры. Сегодня жильцы заходят в здание через два подъезда. Кстати, каждая квартира имеет индивидуальную планировку. Общим для всех является то, что в квартире нет прямых наружных стен. Кроме того, в башне есть только проходные комнаты.
На самом деле это мое одно из самых любимых мест в Берлине. Там приятно гулять и сидеть на площадке у узкой башни. Оттуда открывается чудесный вид на Берлин. Посмотрите сами, правда красиво?
Узкая башня. На смотровой площадке. Вид на ночной Берлин.
Фото: Руслан Сухушин

LEICHENHALLE



Вот что мне еще нравится в Берлине? Это то, что в нем нет исторического центра как такового. Поэтому, кстати, многим он не нравится. Мол, скучные дома и ничего интересного. А я как раз это очень люблю. Вот представьте, идешь ты идешь, мимо обычных и в принципе действительно скучных домов и вдруг – бац! видишь среди разросшихся деревьев какой-то интересный домик.

И когда ты подходишь к нему и рассматриваешь со всех возможных сторон, то сразу начинаешь думать - что же здесь такое? Видишь вокруг много зданий, похожих на больничный комплекс. Видишь трубу – то ли крематория, то ли прачечной, но воображение тебе говорит –  крематорий (на самом деле не знаю). И думаешь себе – может быть это здание анатомического театра? Приезжаешь домой, выкладываешь фотографию в свой Фейсбук, с тобой не соглашаются, говорят, что больше похоже на часовню при больнице. Но ты не сдаешься, ищешь информацию и в итоге правы оказываются все. Действительно, это сохранившееся здание при больнице, морг, часовня и анатомический театр в одном флаконе. Ну это если говорить о том, что изначально предполагалась и что и было до определенного времени. И вот перед тобой история этого места, которой я поделюсь с вами. История на мой взгляд очень типичная для Берлина.
Фото: Руслан Сухушин; из личного архива.
Памятная доска и барельеф. Фотография из личного архива.
 Итак, как мы помним, в конце 19-го века район Пренцлауер начал активно застраиваться.
В 1885 году берлинский архитектор и советник по городскому планированию Герман Бланкенштейн получил от магистрата распоряжение разработать план строительства муниципальной больницы, хосписа и городского приюта, который в народе называли «пальмой».
Город Берлин выделил участок под застройку площадью около 78 000 квадратных метров на углу улиц Пренцлауэр и Фребельштрассе. А поскольку Prenzlauer Berg считался рабочим районом (рабочие местных пивоварен, скотобойни и пр.), то нужно было построить больницу, готовую вместить всех нуждающихся. Поэтому в 1886 оду был открыт приют (про приют в следующий раз), а в 1889 году - больница, которая обслуживала прежде всего бедное население района.
План больничной территории, красным отмечено здание анатомического театра и морга.
Весь этот огромный комплекс зданий решал множество проблем - помимо больничных корпусов был хоспис и дом приюта для бедняков. Так же были квартиры сотрудников, прачечная, столовая, школа. Словом, все было продумано и по тем временам комплекс был очень современным и передовым.
Поскольку больница обслуживала в основном представителей бедного класса, которые увы, часто умирали, а их тела никому не были нужны, то у паталогоанатомов было много возможностей для исследований.
В объявлении о больнице 1906 года указано, что «богатые возможности будут предоставлены постоянному врачу с патолого-анатомическим образованием или специализацией». Это была уникальная особенность больницы. Возможность проводить ежедневные вскрытия стали основной причиной того, что после 1918 года Институт неврологических исследований сотрудничал с этой больницей для проведения научных исследований.
В морге все было продумано – хорошо вентилируемый подвал для хранения тел, внутренний лифт, помещение для проведение вскрытий, лаборотория, часовня, где покойников отпевали, комната для священника. А так же отдельный вход с улицы Prenzlauer Allee для родственников умерших.
Для персонала был вход с другой стороны.
После прихода к власти нацистов все изменилось. Новая власть взяла под контроль все муниципальные здания города, включая больницы и морги. Это привело к тому, что многие врачи были уволены по политическим или антисемитским причинам.
В результате того, что врачей стало не хватать, а больных наоборот было много, больницу в 1934 году закрыли, а больных перевезли в Бух (район Берлина, на территории которого находится большой больничный комплекс). Корпуса больницы были переоборудованы для использования в качестве районного управления при новом правительстве.
Корпуса были распределены следующим образом: корпус 1 – финансы и доходы, корпуса 2 и 6 – управление по делам молодежи, корпус 7 – управление строительством.
Корпус 3 – департамент здравоохранения, который отвечал за медицинское обследование, но не за медицинское лечение (то есть вел учет тех, кто "угрожал чистоте немецкой расы" – был умственно отсталым, алкоголиком, геем, цыганом или любым иным чужеродным элементом, согласно Нюрнбергским рассовым законам).
Не сохранилось почти никаких документов о том, как при нацистах использовался корпус 8 – тот самый анатомический театр с часовней.
Известно, что некоторые внутренние стены были убраны и часовня была переоборудована в зал ожидания. Предположительно, что там был установлен какой-то мемориальный памятник (остатки новой плиточной мозаики на полу указывают на это). Вероятно, подвальное помещение бывшего морга использовалось как бомбоубежище для чиновников.
Корпус 8, современный вид.
Фото: Руслан Сухушин
Насколько велик был страх перед собственными словами?
После окончания Второй мировой войны Советские войска уничтожили все свидетельства нацизма в этом районе и заняли окружающие здания. Предположительно помещение морга использовалось как штаб-квартира советских военных. В 1950 году военные покинули бывший больничный комплекс. И на следующие годы эту территорию заняла Штази. Предположительно здание морга использовалось как караульное помещение и гараж для мотоциклов.
В 1985 года Штази переехала в другое здание, а комплекс бывших больничный зданий продолжал использоваться как районное управление.
В 1987 году морг был использован в качестве выставочного музея. За это время была предпринята попытка сделать здание презентабельным. В 1992 году по заказу города был проведена реставрация здания. В 2001 году музей был перенесен в другое место и здание пустовало до 2005 года, пока его не начали использовать в качестве архива Департамента здравоохранения.

В отличии от здания морга, у третьего корпуса бывшей больница совсем иная история. В подвале этого дома находилась одна из тюрьм Штази. Мемориальная плитка с белыми надписями на черном фоне напоминает о мрачном прошлом третьего корпуса, в подвале которого находилась тюрьма, куда сажали всех подозрительных и не согласных с советским режимом.
"Насколько холодной была стена? Что чувствовала остриженная голова? Где стоял котелок? Сколько стоила крошка сахара? Что говорили шепотом? Кто слышал крики ночью? Кто нанес первый удар? Кто обратил внимание на тени у окна? Кто искал пропавших? Насколько велик был страх перед собственными словами?"
Здание 3 корпуса с мемориальной плиткой.
Фото: Руслан Сухушин
В заключение
В процессе подготовки этого материала я поняла, что в истории Берлина очень много таких моментов. Бывшая больница – тюрьма в Штази Восточном Берлине. Водонапорная башня – тюрьма при нацистах.
Этот город полон сюрпризов. Страшное и прекрасное, веселое и грустное – все в нем перемешено. Наверное, этим он меня и привлекает. Иногда я сижу в коридоре старой квартиры на Bundesplatz и мне кажется, что я чувствую запахи старой полироли для мебели, накрахмаленного белья, свежего хлеба, эрзац-кофе, жареной колбасы и дешевого маргарина. Конечно, ничего этого нет, это просто мое воображение и какая-то одержимость историей этого города.
Не для коммерческого использования.
Дизайн и верстка, подготовка материалов:
Ирина Шанаурина shanaurina@gmail.com
Спасибо за помощь в подготовке материала Руслану Сухушину